В пятницу в клубе «Море» нейробиолог и один из главных российских популяризаторов науки Николай Кукушкин выступит с лекцией «Расслабься, человечество!», где расскажет о том, кто мы такие, чем отличаемся от других млекопитающих и куда идем. Сразу после лекции он переквалифицируется в диджея и будет весь вечер в компании друзей ставить не самую очевидную музыку с родины человечества, Африки, и с Ближнего Востока. По просьбе «Новой Земли» Николай составил треклист, который идеально бы подошел для знакомства с африканской музыкой. Некоторые песни с него вы, возможно, услышите в эту пятницу: турецкий прог, гвинейский оркестр, Фела Кути и другие.

КукушкинНиколай Кукушкин: Не хочу выдавать интригу, поэтому самые главные номера показывать не буду. Но вот набор кое-каких песен, которые я люблю и, возможно, поставлю.

The Ogyatanaa Show Band — You Monopolise Me

Ганийский афропоп из 70-х. Английский лейбл Soundway, на котором эта песня вышла в составе сборника Ghana Special — на мой взгляд, просто благотворительная организация. Они занимаются археологическими раскопками незаслуженно неизвестной африканской, латинской и карибской музыки с таким дотошным, уважительным и аккуратным подходом к делу, что им надо памятник ставить.

Ticklah — El Dia De Suerte

Даб-кавер-версия на песню легендарного пуэрториканского сальса-певца Эктора Лаво. Даб — относительно однотипно звучащий (хоть и горячо мной любимый) жанр, и мне всегда интересно, как в его схему ложится что-нибудь необычное – например, зажительная сальса. Тикла — это на самом деле бруклинец Виктор Аксельрод, который вообще много хорошего сделал для популяризации world music.

Bembeya Jazz National — Armee guineenne

Как это часто бывало в Африке, Bembeya Jazz — санкционированный и поддерживаемый авторитарным государством ансамбль, игравший, тем не менее, феноменально крутую и вечную музыку. Это группа из Гвинеи, которая начинала в 60-х как городской оркестр города Бейла, а в итоге стала одной из самых известных и популярных групп всей Африки. Это один из их главных хитов. Почему-то мне кажется, что группы Beirut, например, без него не было бы.

Gyedu Blay Ambolley & The Steneboofs — Simigwado

Гиеду Блэй Амболлей — один из самых важных людей в Африканской музыке 60-х, которые превратили джазовый час из «Голоса Америки» в афробит (см. на эту тему его лекцию для Red Bull Music Academy). Мне всегда интересны такие истории. Техно приехало из Германии в Детройт, а потом через Нью-Йорк вернулось обратно в Европу в изменённой форме. Джаз был придуман африканцами на Площади Конго в Новом Орлеане, а потом через несколько десятилетий разлетелся на радиоволнах на Ямайку и обратно в Африку, породив там местных Джеймсов Браунов. Эта песня начинается со странного булькающего гитарного риффа, а потом постепенно ритм перехватывается голосом Амболлея, который издаёт звуки то ли на английском, то ли на пиджине (из всей песни мне понятен разве что пассаж про то, как все сейчас будем танцевать, и фраза «I say right fellas? — yeah!»). Напоминает Дамо Сузуки из группы Can, который по-английски толком не говорил и просто пытался фонетически имитировать что-то осмысленное.

Noura Mint Seymali — Eguetmar

Это песня с прошлогоднего альбома супружеской пары из Мавритании, которых в западной прессе подавали как «мавританский психоблюз». Если вы немного знакомы с мавританской музыкой, то понимаете, что психоблюзом там, наверное, можно считать примерно всё, но чета Саймали адаптировала его под звук и композицию, привычные западному человеку. В итоге получился блестящий, мощный и очень доступный альбом, который я всем советую послушать. Учитывая, что в Мавритании нет даже музыкальных школ, это заслуживает дополнительного уважения.

Omar Khorshid — Rakset El Fadaa

Омар Хоршид — легендарный египетский гитарист, отметившийся на многих записях современной арабской музыки и во многом эту музыку сформировавший. Опять-таки он — один из тех людей, которые сумели найти общий язык между Западом и Востоком и создать из этого сочетания нечто уникальное. Обычно это прог-рок с мощной ритм-секцией, как в этой песне, начинающейся с медитативной арабской мелодии на сёрф-гитаре (легенда сёрфа Дик Дэйл говорил, что этот типично американский жанр отчасти родом из Египта — снова межконтинентальные культурные отголоски!), а заканчивающейся уничтожением танцпола всеми барабанами мира.

Baris Manco — Lambaya Puf De

Продолжая тему ближневосточного прог-рока: вот потрясающая запись из 1971 года от Барыша Манчо, турецкого Франка Заппы, человека мира, настоящего инноватора и одного из самых влиятельных музыкантов Турции XX века. Мне кажется, этот сочный грув и сейчас бы был хитом. Они могли бы с Tame Impala на одной сцене играть.

Fela Kuti & Africa 70 — Mr. Follow Follow

Напоследок, пожалуй, мой самый любимый музыкант всего мира и всех времён. Фела Кути, король афробита, нигерийская легенда, определившая музыку всего континента на десятилетия вперёд, безумный человек в трусах, с косяком и розовым саксофоном, не боявшийся никого и излучавший такие тепловые волны энергии, что сравнивать его можно только разве что с самим Джеймсом Брауном или Ниной Симон. Большинство песен Фелы успевают пройти через горы, реки и долины перед тем, как он только начнёт петь где-нибудь на десятой минуте, но эта — относительно короткая. Мне невероятно близки как сама музыка, так и эмоциональное наполнение. Как и многое у Фелы, «Mr Follow Follow» — это воззвание к народу, призывающее сбросить оковы, восстать против войны и ненависти и вернуться к пан-африканским корням. Мне кажется, я пытаюсь донести до своей аудитории что-то очень похожее.