Фантазёры и затейники, адепты будто ушедшей в лес и там звучащей далеко акустики, защитники областной пасторали — все эти эпитеты сколь приятны, столь и противны, потому что Gripkompote как-то слишком просты и слишком обаятельны, чтобы вешать на них все эти эпитеты. Новые тихие? Новые добрые? Да, все так. Но тишина и доброта тут, кажется, впервые взята не от смущения внешним миром, а от того, что только так вернее. К тому же Дима и Денис (идеологи и создатели Gripkompote) знают, о чем пишут, потому что сами не местные, сами из тех мест, где время чуть медленнее, а чувства чуть острее. Сами того не ведая, они пишут большую оправдательную оду тем местам, куда от Петербурга предпочтительнее добираться на электричке (а то и не одной), а лучше вообще не добираться. Gripkompote — это, в сущности, о том, как «очень весело бывает купаться и интересно в воде плескаться», как очень точно подметили другие люди из Ленобласти. Под небрежную и неторопливую акустику и клавиши в пастельных тонах нам напомнили о том, что в сотнях километрах от Петербурга не только «Левиафан», а ещё черёмуха, овощи с бабушкиного огорода, речка, небо голубое. И такое всё родное. А теперь — слово авторам.

Денис: Мы образовались году в 2011-ом и начали играть чисто «по фану», просто взяв первый раз в руки гитары. Поначалу мы играли просто каверы и вдохновлялись всякими видео на YouTube. Затем проект на какое-то время заглох, потому что нас раскидало по разным городам, и после этого как-то так вышло, что я попал в коллектив, игравший панк.

Дима: Стоит отметить, что мы тогда жили в деревне, и у нас был тур по деревням.

Денис: Да, у нас был классный деревенский трип, мы гоняли по областям. Даже как-то были на празднике Нептуна, и это было мощно. Как сейчас помню, нас отвозил ментовский уазик и выкинул за чертой нашего села. Сейчас я благодарен ребятам из того бэнда, потому что я набрался опыта и прочего, чтобы самому конструировать песни, продумывать партии.

Это придумали не мы, а наш друг Жора. Это то, что от него осталось. Вернее, то, что он написал при жизни: он трагически погиб. Упал в колодец.

***

Денис: Потом мне стало уже неинтересно играть панк, и я ушёл. Мы с Димой решили по забаве написать коротенькие песенки в духе Олега Лёгкого — он нас немножко вдохновил на такие легкомысленные вещицы. Затем на нас наткнулись ребята из Петербурга под названием «Капитан Лето».

Дима: Ты слишком быстро перескочил. Сначала мы сидели на кухне, ели бутерброды, накидывали какие-то тексты. Мы назывались «Чижиком», а потом вспомнили про гриб-компот и решили назваться Gripkompote, как и хотели сразу, потому что это потрясающе. После этого мы стали делать нормальный альбом, и только потом начали знакомиться с «Капитаном Лето».

Денис: Да, они предложили выступить с ними. А у нас и песен-то длинных не было, все по двадцать секунд. Поэтому мы собрались с силами и записали первый альбомчик «Что будет, если открыть все форточки в доме». Мы взяли всё, что у нас было, скомпоновали как могли и собрали в альбом.

Дима: Все истории наших песен — на самом деле, не наши. Но они все реальны, хотя можно запросто подумать, что это не так. Это истории нашего друга.

Вообще группа Gripkompote теперь уже не дуэт, но Дима и Денис все равно остаются идейным центром

Вообще группа Gripkompote теперь уже не дуэт, но Дима и Денис все равно остаются идейным центром

Денис: Где живём, о том и поём! Потому что это придумали не мы, а наш друг Жора. Это то, что от него осталось. Вернее, то, что он написал при жизни: он трагически погиб. Упал в колодец.

Вообще, мы сами из области. Мы не петербургские, а областные ребята — сюда переехали сильно позже. Так что нам оказались близки его истории, и мы решили их дорабатывать. То есть, мы вообще не городские. Вот, ты нам сказал подойти в «Библиотеку», а мы подумали, что это не заведение такое, а правда библиотека. И спрашивали прохожих, как пройти в библиотеку: прямо как в том фильме.

Дима: Наша пастораль жизнеописательна. И потерять её не боимся. Просто, может быть, истории закончатся. А там уже и решим, чем заняться дальше. Может, займёмся каким-то другим проектом. Или придумаем новые истории. Не так уж много можно рассказать: нужно жить и чувствовать. Время покажет, о чём писать. И откуда вдохновляться.

Денис: Кстати, на нас огромное влияние произвёл Савва Розанов (лидер «Синекдоха Монток» — прим. Земли). Мы ими очень вдохновляемся, хотя они такие московские и городские, а мы — наоборот. Ещё Bon Iver нравится, потому что он клёвый. The Tallest Man on Earth тоже ничего такой.

***

Денис: Лично я себя ощущал частью какой-то тусовки только осенью, когда играл на фестивале «Вишнёвый сад», мы выступали там с Дашей Шульц и Ренатом Туктаровым. Ещё с Daria играли.

Денис: А ещё частенько играет с нами Иван Крестов. С ним мы вместе учимся и жили в общежитии. Правда, в последнее время придерживается атмосферы Линча.

Мы всё дома записываем. На репточки не ходим — у нас денег нет. Дима придумывает тексты, компонует идеи, я их дорабатываю. Чтобы всё звучало. Так как его идея является основной, я все свои гитарные партии скидываю ему — он должен всё одобрить, чтобы звучало так, как нужно. Поэтому он такой гриб, а я такой компот.

Ещё, кстати, с нами играют Даша Симонова и Глеб Дивайкин — наши скрипачка и гитарист/клавишник. Они иногда заходят в гости и помогают нам придумывать партии. Они, конечно, совершенно случайно к нам попали — мы как-то ехали выступать, и Даша была нашей попутчицей. Мы разговорились с ней и узнали, что она играет на скрипке. В итоге она стала играть с нами и, можно сказать, скомпоновала наш звук. Ну и Глеб иногда добавляет нужные звуки и мелодии с помощью клавиш.

Ну, не «Левиафан» же смотреть, правда?

Раньше мы вообще писались на диктофон: например, тот же альбом «Коля, держись». А сейчас я просто купил звуковую карту и с её помощью последний альбом пытался даже как-то сам свести. Он получился больше гитарным, чем клавишным. Тиховато получилось, конечно, но терпимо.

***

Денис: Мы не считаем, что наша музыка массовая, и каждый должен ее понять. А по поводу «светлой стороны российской пасторали» — ну не «Левиафан» же смотреть, правда? Где-то у нас есть жизнеописание, где-то есть ирония, забава. Мы смотрим на музыкантов — петербургских, московских — можем сыронизировать на тему их творчества, например. Любя, конечно же. Мы оглядываемся на контекст и смотрим, что, условно говоря, в газетах пишут. Что касается нашей идеи, то всё просто — тихо о былом.

Поправка: Изначально в тексте было указано неверное название первого альбома группы «Бабушки на антресолях». Правильное название — «Что будет, если открыть все форточки в доме». Мы приносим читателям свои извинения.