О датских шумовиках Iceage стало как-то некорректно говорить в контексте скандинавской сцены, потому что группа стала уже международной: за ними давно следит Pitchfork, их приглашали на масштабные фестивали и куда только не. Недавно группа приезжала в Петербург играть свой новый альбом, где стало меньше панка, но больше вокальных причитаний театрального толка, клавиш и драмы. По просьбе «Новой Земли» Аня Рассадина сняла Iceage в типичной для их музыки среде и поговорила с ними о датской панк-тусовке, маленьких пыльных клубах и плохих концертах.

Слева направо: Якоб Твиллинг Плесс, Элиас Бендер Рённенфельт, Йохан Суррбалле Виет, Дан Кьер Нильсен

Слева направо: Якоб Твиллинг Плесс, Элиас Бендер Рённенфельт, Йохан Суррбалле Виет, Дан Кьер Нильсен

Элиас Бендер Рённерфельт, вокал: Я не думаю, что была какая-то особая причина для изменений в звуке. Это некая идея, которая к тебе приходит. Нам очень сложно выявить однозначные источники вдохновения. Мы просто пытаемся писать песни, и всё.

Элиас: Нам нравится и выступать, и делать записи. Эти занятия абсолютно разные, но оба значат одинаково много. Создание записей — это особый процесс, потому что ты долгое время работаешь над ними и тебе, конечно, не нужно создавать по синглу каждый день.

Йохан Суррбалле Виет, гитара: Это просто разные методы показать то, что ты сделал. Я бы сказал, что оба значат одинаково много.

Элиас: И они идут рука об руку. Концерты бывали разные. И плохие тоже.

Йохан: Как только тебе начинает казаться, что ты играешь плохой концерт, ты сразу же начинаешь чувствовать себя хуже из-за этого. Я слишком много волнуюсь из-за того, что люди, которые были на этом концерте, подумают. Но если я чувствую, что сыграл не так хорошо, как мог, я начинаю переживать.

Элиас: Это как будто выставлять напоказ необъяснимые переживания, энергию. Если ты покидаешь сцену, и этого не случилось, значит концерт был плохим. Хотя было множество выступлений, которые мы провалили из-за технических проблем.

Дан Кьер Нильсен, барабаны: На самом деле, существует много типов плохих концертов. Например, те, которые даже не ощущались таковыми. Есть уйма вещей, из-за которых что-то может пойти не так.
Iceage

Элиас: Мы все еще датчане. Мы датская группа, которая много гастролирует. Конечно же, на нас сильно влияет то, откуда мы.

Якоб Твиллинг Плесс, бас: Мы — не единственные датчане, которые делают музыку, мы — не единственная датская группа, которая ездит в туры. У нас достаточно друзей, которые тоже делают музыку и ездят в туры. Поэтому на нас сильно влияет окружение.

Элиас: Тусовка, из которой мы вышли, все еще такая же. Это те же люди, которые отвисали последние 8 лет. Мы — датская группа, появившаяся на свет в Копенгагене, но я не думаю, что Копенгаген имеет какое-то сильное влияние в качестве музыкальной точки притяжения. При этом покинуть его желания не возникало.

Дан: У меня никогда не было идеи переехать из-за музыки или из-за сочинительства. Но у меня были мысли пожить где-то в другом месте. То есть мы никогда не задумывались об этом как группа, но у каждого из нас были мысли о том, чтобы пожить где-то еще.

Элиас: Группа — это причина, по которой мы не можем сделать ничего подобного, как люди, которые работают и играют музыку вместе. И… мне не хотелось бы куда-то переезжать, находить кого-то еще, я должен оставаться в Копенгагене.

Iceage

Элиас: Меня никогда не беспокоило, что происходит в топ-40. Я не думаю, что люди должны беспокоиться о том, что играют другие. Я думаю, мы играем современную музыку, потому что мы современные люди и все, что происходит — естественно для нас, как оно и должно быть, некая мягкая современная музыка, может быть не изобретательная, но…

Йохан: В духе времени.

Элиас: Но вот почему нет гитар в топ-40, я не знаю, да мне и не интересно. Как неинтересны рассуждения о нас как о голосе поколения. Мы не о том. Мы — это наши голоса.

Дан: Может быть, какие-то люди смогут найти в музыке то, что станет для них личным.

Iceage

Элиас: Вчера мы играли в зале на 100 человек, позавчера в зале на 300, еще днем ранее на 500. Иногда мы играем в местах, похожих на подвал, иногда в нормальных клубах. Мне нравится играть везде.

Йохан: Все немного изменилось. Сейчас мы можем играть в чем-то большем, чем маленькие клубы. Другое ощущение. Маленькие клубы — это круто, но неплохо иногда поиграть и на фестивалях.

Дан: Мы пытаемся играть вместе, но иногда все как будто разваливается. Кому-то из зрителей кажется, что это прекрасно, кому-то — что ужасно. Все это не так хорошо работает на большой сцене. Но сейчас мы адаптировались и можем действительно хорошо играть на любой сцене.


Послушать Iceage можно на их официальном сайте